Свято-Пантелеимонов монастырь

Русский монастырь Св. Пантелеимона находится в юго-западной части Афона, между портом Дафнии и монастырем Ксенофонта. Построенный недалеко от берега живописной бухты, он имеет поистине величественный вид. Небольшой пирс, уходящий в море, позволяет причалить к монастырю судам практически любого размера. Многоэтажные здания вокруг монастыря, несмотря на то что некоторые из них заброшены, подчеркивают благородство и величие русской души.

История русской обители связана с тремя центрами: монастырем «Пресвятой Богородицы Ксилургу», монастырем «Фессалоникийца» и, наконец, с монастырем «Св. Пантелеимона».

Согласно старому русскому преданию, особенно распространенному в XVI веке, монастырь был основан святым равноапостольным Владимиром после принятия христианства на Руси (998 г.).

После векового пребывания в монастыре Пресвятой Богородицы Ксилургу русские монахи перешли в монастырь «Фессалоникийца», что на старой дороге, соединяющий Карьес с нынешним монастырем. Перенос обители на новое место, очевидно, был связан с возрастающей численностью монашеской братии: в это время на Афон прибывают десятки монахов из России. Этот факт вынудил в 1169 году игумена монастыря Лаврентия обратиться с просьбой о содействии в Священный Кинот. Руководящий орган Афона после долгих заседаний постановил перенести русскую обитель в монастырь «Фессалоникийца», который к тому времени оказался брошенным греческими монахами. Одновременно русским инокам выделялись и кельи в столице Афона — Карьес. Что же касается прежнего места нахождения монастыря — Ксилургу — то оно не осталось заброшенным, там был построен скит, посвященный Пресвятой Богородице.

Первая обитель, как мы отметили, была посвящена Пресвятой Богородице. Монастырь же «Фессалоникийца» — Св. Пантелеимону, что видно из подписей Лаврентия на церковных документах: «игумен Св. Пантелеимона Фессалоникийца». На новом месте, на прекрасной возвышенности, в окружении девственной природы, братство русского монастыря находилось 700 лет.

История русского монастыря, как и всех других монастырей Афона, связана с постоянной борьбой монахов против иноземных захватчиков. Ситуация осложнялась тяжелым материальным положением монастыря и постоянной грозой афонских монастырей — пожарами. Именно по причине сильного пожара в XIII веке, уничтожившем не только имущество, но и все документы, о раннем периоде деятельности монастыря сохранилось мало сведений. Монастырские акты более позднего времени свидетельствуют о том, что обители удалось залечить свои раны не только благодаря византийскому императору Андроннику II Палеологу. Специальной золотой буллой он подтвердил права монастыря, выделил на его нужды большую материальную помощь и закрепил за ним старые и новые владения.

В XIII веке связи русского монастыря с Русью, страдающей от монголо-татарского нашествия, надолго прервались. Временами сюда удавалось вывозить, спасая от уничтожения, драгоценные реликвии русской культуры: иконы, рукописи, церковную утварь.

На Афон, как сообщает российский журналист В. Малышев, бежали русские крестьяне, спасаясь от помещичьего гнета. Это было своего рода казачество, переодетое в монашеское одеяние. Засучив рукава подрясников они возводили бревенчатые кельи, строили из камня скиты, соборы и монастырские стены, разбивали сады и разводили на привезенной в мешках из России земли огороды.

В это время монашеское братство монастыря из России не пополнялось и большей частью состояло из греков. Это подтверждается монастырскими актами XIV-XV веков, на которых игумен монастыря все время расписывается по-гречески. Ситуация продолжается до 1497 года, когда, залечив раны от тяжелого иноземного ига, на Афон снова начинают прибывать русские монахи.

Вернемся, однако, немного назад. В 1307 году, по сведениям архиепископа Даниила, каталанские пираты сжигают «как дикие звери» монастырь, оставив в целости только башню.

Но жизнь на этом не прекращается. Не получая помощь из России монастырь был «обласкан» вниманием со стороны сербских царей. Стефан Душан после расширения границ своего государства и захвата Северной Греции посещает в 1345 году Святую Гору. Его внимание привлекает монастырь «Фессалоникийца» (к тому времени — русский), где был пострижен его предок — Св. Савва. Хранящиеся в монастыре акты свидетельствуют о том, что Стефан Душан оказал русскому монастырю щедрую экономическую помощь и назначил игуменом обители сербского богослова Исаию.

Окрепнув материально русский монастырь начал расширять и укреплять свои границы. В 1422 году в местечке Калиагра для приема грузов, адресованных монастырю, строится небольшой причал и складское помещение. О надежности оборонительных сооружений монастыря, построенных в этот период, свидетельствует договор, заключенный между «Св. Пантелеимоном» и греческим монастырем Рила. Согласно договору 1466 года русскому монастырю передаются на хранение некоторые весьма ценные предметы и церковная утварь греческой обители.

Из византийских императоров монастырь поддержали Иоанн V (1341-1376 гг.) и Мануил II (1391-1425 гг.), а также Елена Палеолог в 1407 году. Не остались в стороне сербские и русские цари. В 1509 году сербская княгиня Ангелина, постригшаяся позже в монахини, попросила великого князя Василия III стать покровителем русского монастыря. В своем обращении она отмечала: «... все остальные монастыри имеют своих ктиторов, а этот ждет твоей милости». Обращение единовременной сербской княжны не могло не найти отклик Василия III, в жилах которого текла и греческая кровь. Его мать Софья — супруга Ивана III, являлась представительницей последней византийской династии Палеологов. Так великий русский князь становится официальным опекуном и покровителем русского монастыря.

В конце XVI века русский патриарх Иов (1591 г.) и великий князь Федор Иванович (1592 г.) разрешают сбор пожертвований в России в пользу монастыря.

Из румын монастырю покровительствовали воеводы Иоанн Влад (1487 г.) и Иоанн Раду, выделявшие ему большую ежегодную помощь.

Период турецкого владычества подверг русский монастырь серьезным испытаниям, иногда обитель оказывалась полностью заброшенной. В 1574-84 гг. монахи были вынуждены покинуть монастырь и помощь в размере 500 рублей, посланная Иваном Грозным, не нашла получателя. Великий русский князь возложил на себя заботу не только о русском, но и обо всех афонских монастырях. Это была забота об осколке византийской империи, на наследство которой он претендовал.

Но и в последующие годы ситуация не изменилась к лучшему. В письме Вселенского патриарха Кирилла I Лукариса (1620 г.) отмечается, что «... монастырь находится в тяжелом положении, долги растут и по этой причине монахов сажают в тюрьму. Церковь и стены, окружающие монастырь, разрушены. Отцы лишены даже самого необходимого». Все вышесказанное вынудило Священный Кинот в конце XVII века взять русский монастырь под свою опеку.

Положительные изменения начинают намечаться в 1708 году, когда валашский господарь Михаил Рогович передал русскому монастырю находящуюся в Валахии обитель Нтошаны. Однако очень скоро, в 1730 году, щедрый жест валашского господаря был сведен на нет: монастырь Нтошаны оказался захвачен турками, а его церковь превращена в минарет.

Усиливающиеся противоречия между Россией и Турцией в начале XVIII века имели отрицательные последствия и для русского монастыря на Афоне. Турецкие власти начали всячески препятствовать доступу русских монахов на Святую Гору, что привело к упадку русской обители. Известный русский монах-путешественник Василий Барский, посетивший монастырь Св. Пантелеимона в 1744 году, отмечает, что «... у монастыря только название русское, в обители подвизаются греческие, сербские и болгарские иноки». В. Барский упоминает также, что «монастырь очень бедствует, сильно разрушен и придерживается идиоритмического устройства».

От полного разрушения русскую обитель спасает молдавский господарь Иоанн Каллимах (1758-1761 гг.). Он передает ей одну из часовень своего дворца — Богдан-серай, а также монастырь Иоанна Предтечи. Благодаря Иоанну Каллимаху, в русском монастыре проходят восстановительные работы, которые продолжаются его преемником Скарлатом Каллимахом (1773-1821 гг.) до начала греческой национально-освободительной революции 1821 года. Помощь этой греческой семьи, происходящей из Константинопольского квартала Фанар, была настолько значительной, что побудила Вселенского Патриарха Каллиника специальным указом (1806) переименовать русский монастырь Св. Пантелеимона в Каллимахидон (монастырь Каллимахов).

Всему этому, однако, предшествовал переход русского братства из обители «Фессалоникийца» в третий центр, в прибрежную зону, там где сегодня находится нынешний монастырь «Св. Пантелеимона».

О втором центре русской обители («Фессалоникийца») отметим, что она получает название «Старый Руссик» и становится в дальнейшем зависимой от монастыря Св. Пантелеимона.

Свою историю на новом месте русская обитель берет с 1760 года. Основана она там, где еще в конце XVII века монах Христофор построил келью, небольшую церковь и причал (арсана).

Монастырь «Св. Пантелеимона» в первые годы своего основания придерживался идиоритмического устройства, но в 1803 году специальной грамотой Вселенского Патриарха Каллиника был объявлен киновией. Патриарх Каллиник, предвидя в будущем процветание русской обители, решительно отверг предложение Священного Кинота упразднить русский монастырь, а его имения передать другим монастырям за неуплаченные долги. Свое мнение он мотивировал тем, «что неприлично и неполитично было бы упразднить русскую афонскую обитель в такое время, когда Россия своими последними войнами с Турцией, приобрела столь решительное влияние на судьбу восточных христиан».

Первым игуменом монастыря Св. Пантелеимона стал Савва Пелопонниский, грек по происхождению, подвизавшийся раньше в ските Ксенофонта.

Благодаря своей неутомимой энергии он смог добиться не только расширения монастыря, но и улучшения его материального положения. На этом трудном поприще игумена Савву поддержало еще одно обстоятельство. Драгоман (переводчик) турецкого султана Махмуда II (1785-1839 гг.) Скарлат Каллимах был прикован к постели тяжелой болезнью и в отчаянии обратился к целительной силе великомученика Св. Пантелеимона. Он пригласил в Константинополь игумена Савву с просьбой взять с собой чудодейственные мощи святого. После приложения к ним его здоровье резко улучшилось, и он назначается султаном на место господаря Валахии (1809-1819 гг.).

Благодарный фанариот не забывает своего целителя и начинает финансировать строительство новых сооружений монастыря. Для этой цели он присылает в русский монастырь главного инженера турецкого султана, христианина по вероисповеданию. Благодаря усилиям Скарлата Каллимаха здесь строится много зданий (часовни, кельи, гостиница, больница) и, в первую очередь, соборный храм монастыря. Конец жизни греческого благотворителя был трагичным: разъяренная турецкая толпа в 1821 году повесила его вместе с Вселенским Патриархом Григорием  V.

Чудодейственные мощи Св. Пантелеимона побывали в Константинополе и раньше, в 1744 году, где в этот год свирепствовала чума. Она унесла сотни жизней жителей города, и, конечно, не только христиан.

Тогда власти и жители города обратились за помощью к монастырю «Св. Пантелеимона». И в тот раз Святой целитель показал свою силу — жители города были спасены от смертельной опасности.

В том же году с аналогичной просьбой к монастырю обратился молдавский господарь Иоанн Николау, когда эпидемия чумы свирепствовала и в Молдавии. После совершения чуда и исцеления больных правитель Молдавии назначил ежегодное пособие монастырю, которое отправлялось на Афон и после его смерти.

Окончание греческой революции 1821 года позволило русскому монастырю (как и другим на Афоне) сохранить относительную самостоятельность — турки обложили его только налогами. Отметим, что Святая Гора вносила ежегодно в турецкую казну свыше 800 турецких лир. Подать распределялась между всеми монастырями соответственно численности их братства.

В этот период настоятелем монастыря становится Герасим, грек из города Драмы, на кандидатуру которого еще при своей жизни указал игумен Савва. Во время его игуменства в монастыре произошли большие изменения, и после практически векового перерыва в обители появляются русские монахи.

Первые русские иноки прибывают сюда в 1835 году. Среди них многие видные люди России того времени, в том числе, князь Ширинский-Шихматов. Иеромонах Аникита (имя князя после пострижения) много содействовал благоустройству русского монастыря «Св. Пантелеймона» и выделил в этих целях значительную часть своего большого состояния.

Прилив русских монахов особенно усилился с 1840 года. Их прибытию содействовала не только русская церковь, но и вся государственная машина. В 1845 году русский монастырь посещает великий князь Константин Николаевич, в 1869 году — великий князь Алексей Александрович, а в 1881 году — великий князь Константин Константинович вместе с великой княжной Александрой Петровной.

Представительница царского двора не сошла, конечно, с корабля и довольствовалась созерцанием красот Афона с палубы.

В 1850 году численность русских монахов становится равной численности греческих, а в дальнейшем стремительно растет и начинает значительно превосходить ее. Этот факт вызвал трения между русскими и греками, последние боялись, и не без основания, полного численного превосходства русских на Святой Горе. Позже, в начале ХХ века, число русских монахов на Афоне составило 5000 (из них свыше 2000 — в русском монастыре) при общей численности афонской общины 10000 человек.

Тем временем умирает старейший из монахов, игумен монастыря Герасим. Новым игуменом русского монастыря «Св. Пантелеимона» в 1875 году становится Макарий Сушкин, который пребывает на этом посту до 1889 года. При нем монастырь укрепил свое материальное положение, значительно расширился и выдвинулся на ведущие позиции среди афонских монастырей. Русские монахи с присущей им щедростью каждое воскресенье организовали раздачу продовольствия, одежды и денег для малоимущих монахов и мирян. Монастырь вел активную научную и просветительскую деятельность, издавал журнал «Собеседник» и имел собственную типографию. О размахе и организации работы свидетельствует тот факт, что только для вышеуказанных целей в монастыре было задействовано 30 человек.

Все это, конечно, не было бы возможным без щедрой поддержки со стороны Священного Синода и русского правительства. На нужды монастыря выделялось ежегодно 100 тысяч золотых рублей. Субсидия была отменена в 1917 году правительством Керенского. Весьма распространенную практику получили и «милостынные сборы» в России в пользу монастыря. Особенно обильным был сбор в 1863-67 гг., когда иеросхимонах Арсений путешествовал по России со святыней. В Одессе, Санкт-Петербурге и Константинополе у монастыря имелись подворья, откуда поступала экономическая помощь. И, наконец, отметим многочисленные пожертвования со стороны многих частных лиц.

В конце XIX — начале XX веков на Афондля поклонения чудодейственным мощам Св. Пантелеимона прибывало огромное количество русских паломников. Ежегодно через Одессу, где проходил сбор паломников, в русский монастырь приезжало до 30 тысяч человек. Все они находили приют в монастыре, размещались в странноприимном доме («фондарике») и получали бесплатное питание. По древней традиции, монастырь предоставляет каждому, кто постучится в его ворота ночлег и бесплатную миску супа со стаканом вина. Благочестивые русские христиане, конечно же, не оставались в долгу, делая щедрые пожертвования на нужды монастыря.

Политика «открытых дверей» русского монастыря имела и обратную, негативную сторону. Нередко среди прибывающих оказывались люди далекие от религии, а подчас и просто уголовные элементы.

Привлеченные сюда славой легкой жизни, «земного рая» на Афоне и скрываясь от русского правосудия они вносили известные проблемы в жизнь монастырей , нарушая их идиллическое спокойствие. МИД России, Священный Синод и Вселенская Патриархия, весьма встревоженные этой ситуацией, были вынуждены принять ограничительные меры. Так, в дальнейшем, каждый паломник, прибывающий на Афон, должен был предварительно получить рекомендательное письмо от епархиального начальства, в юрисдикции которого он находился.

Октябрьская революция 1917 года имела трагические последствия и для русского монашества на Афоне. Отныне сюда прекращает поступать всяческая помощь из России, а русские монахи оказываются отрезанными от своей родины. Положение усугубляется и подозрительным отношением ко всем новоприбывающим на Афон монахам из России. Опасаясь проникновения коммунистической идеологии на Святую Гору, страны-гаранты международного статуса Афона, закрывают практически все двери для пополнения русской монашеской общины из России. Впредь незначительное пополнение будет идти только за счет русских эмигрантов, проживающих в Западной Европе. Вот, что пишет по этому поводу уже упомянутый нами русский писатель Б. Зайцев: «... Однако приток все-таки есть. Он идет теперь не из России, а из эмиграции. Русский Париж, русская Сербия дают пополнение Афону. Многое меняется на наших глазах. Если прежде на Афон шли преимущественно из купечества, мещан, крестьянства, то теперь я вижу молодого иеромонаха — офицера Добровольческой Армии, вижу бывшего художника, сына министра, знаю инженера и т. д.»

Но и в самой России по благосостоянию Русского монастыря был нанесен серьезный удар: коммунистический режим конфисковал все имущество Пантелеимонова монастыря (подворья, лавки и т. д.).

Аналогичная участь постигла и подворья Русского монастыря в Турции. В 1924 году Кемаль Ататюрк передал их тогда дружественному ему советскому государству в обмен на широкую экономическую, военную и политическую поддержку.

Один из самых трагических в греческой истории 1922 год. Неудачная для греков война с Турцией (во многом благодаря помощи, полученной турками от советского правительства) закончилась так называемой «малоазиатской катастрофой». Послевоенное положение Греции было особенно тяжелым, ситуация осложнялась и заботой о 1,5 млн греческих беженцев из Турции. В эти годы монастыри Афона оказали посильную помощь в решении проблем стоящих перед государством. Не остался в стороне от этой деятельности и русский монастырь «Св. Пантелеимона». На его огромной территории был основан военный госпиталь, где проходили лечение свыше 1000 греческих солдат.

Летом 1927 года монастырь «Св. Пантелеимона» сильно пострадал от лесного пожара. Пожар начался с соседнего леса Хиландарского владения и перекинулся на лес Пантелеимонова монастыря. Ущерб и без того бедствующего монастыря достиг тогда 3 млн драхм (по ценам того времени). Нынешнее плачевное состояние монастыря завершил еще один сильный пожар (1968 г.), нанесший непоправимый ущерб обители.

Русская православная церковь, сама находящаяся в тяжелом положении, оказалась не в состоянии оказать помощь монастырю. Лишь только в 1948 году патриарху Алексию , в рамках празднования 500-летия со дня провозглашения Патриаршества в России, удается установить контакты с представителями греческой церкви, приглашенными на юбилейные торжества. Вопрос, интересовавший, в первую очередь, русского патриарха, касался разрешений на прибытие на Афон русских монахов.

Гражданская война в Греции (1946-1949 гг.) и откровенно плохие отношения между Грецией и СССР не оставили никаких надежд для решения этого жизненно важного для Пантелеимонова монастыря вопроса.

Конец «холодной войны» и вхождение русской церкви во Всемирный Совет церквей (1961 г.) ослабили прежние противоречия. В 1965 году правительство Греции предоставило греческое гражданство (обязательное условие для подвижничества на Святой Горе) пяти монахам из Советского Союза и разрешило им прибыть на Афон.

Из пятерых монахов двое не смогли приехать на Афон по причине плохого состояния здоровья, а третий попросил политическое убежище на Западе. После столь необычного поворота дела, только в 1970 году, двое оставшихся монахов, архимандрит Авель и монах Виссарион, получают разрешение советских властей прибыть на Афон. Архимандрит Авель сумел не только завоевать доверие и уважение греческой монашеской братии (дело для того времени не простое), но и стать в 1975 году после довольно долгого перерыва игуменом монастыря Св. Пантелеимона.

Изменения, произошедшие в бывшем СССР, имели благотворное влияние и на жизнь русского монастыря. Число русских монахов в монастыре возросло и на сегодня составляет около 40 человек (всего на Афоне 2000 монахов). Вот уже несколько лет идет капительный ремонт полуразрушенных сооружений монастыря. Для реставрационных работ в Пантелеимонов монастырь прибыла группа реставраторов из Санкт-Петербурга, Киева, Владимира, а также выделены значительные средства греческим правительством и благотворителями России и Украины.

Игуменом монастыря является архимандрит Иеремия.

Телефон: (30-23770) 23 252.

Дойти от монастыря Св. Пантелеимона до Ксенофонта можно за полтора часа, до Ксиропотама — за 45 минут.

GreekEnglish (United Kingdom)Deutsch (DE-CH-AT)Bulgarian (Български)Română (România)Russian (CIS)

Посетителей онлайн

Сейчас 9 гостей онлайн
Finland inotur picma
escort eskisehir escort eryaman escort samsun escort bursa